2 обеспечение прав личности при осуществлении уголовного преследования

2 обеспечение прав личности при осуществлении уголовного преследования

Право обвиняемого на защиту традиционно рассматривается как основа всех процессуальных прав личности, требующая не только нормативного закрепления, но и гарантирования со стороны объективно «сильного» участника уголовного процесса — государства.

Функция защиты основывается на методологической необходимости рассмотреть конфликт с обратной стороны, на международно-правовой законотворческой и правоприменительной практике, а также положениях Конституции РФ о неотъемлемом праве личности защищать себя и свои права всеми не запрещенными законом способами (ч. 2 ст. 45 Конституции РФ).
бремя доказывания безо всяких изъятий лежит на стороне обвинения, ибо она располагает большей «оперативноследственной мощью» в уголовном процессе;1) гарантии распространяются на подозреваемых, обвиняемых, а также косвенно на лиц, в отношении которых имеются улики;6) в обеспечении прав защищающегося лица гарантирующее воздействие в первую очередь сосредоточено на законности, обоснованности и допустимых пределах процессуального принуждения;

Обеспечение прав личности при осуществлении уголовного преследования во — время судебного разбирательства 2

Обеспечение прав личности при осуществлении уголовного преследования во время судебного разбирательства

Правовая активность личности как условие реализации прокурором принципа охраны прав человека

Королев, Г. Н. Теоретические и правовые основы осуществления прокурором уголовного преследования в российском уголовном процессе / Г. Н. Королев. — Нижний Новгород: 2005. — 438 с.4. Федеральный закон N 2202−1 (ред. от 01.07.2010) «О прокуратуре Российской Федерации». Режим доступа: www.consultant.ru/online/base/?req=doc;base=LAW;n=102 121.9. Скобликов, П. А. Арбитражный и уголовный процессы: коллизии в сфере доказывания и пути их преодоления / П. 2 обеспечение прав личности при осуществлении уголовного преследования? А.

Скобликов. Москва: Норма. — 2006. — 144 с.

Лекция 3

Таким образом, подозреваемый в уголовном судопроизводстве может появиться только при наличии определенных оснований, прямо предусмотренных в законе.

либо которое уведомлено о подозрении в совершении преступления в порядке, установленном статьей 223¹ настоящего кодекса.

В последние годы ряд ученых, ссылаясь на постановление Конституционного Суда Российской Федерации (далее – КС) от 27 июня 2000г. по делу о проверке конституционности положений части первой статьи 4 и части второй статьи 51 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР в связи с жалобой гражданина В. И. Маслова, стал достаточно широко толковать понятие подозреваемого, делается это в том числе и в учебной литературе.

4По мнению А. М. Ларина: «В специальном криминалистическом значении подозрение – вывод (объясняющая часть), версия о субъекте преступления». Подозрение же в уголовно-процессуальном смысле есть «…вывод из версий, основание которой специально предусмотрено законом 3. Вынесение процессуального акта с указанием того, что в отношении лица имеется подозрение, предлагается теми авторами, которые хотят снять все законодательные ограничения появления в процессе подозреваемого. Они ошибочно полагают, что это будет не только в интересах расследования, но и граждан, вовлеченных в процесс в качестве подозреваемых.

Права личности по участию в уголовном преследовании

Инструкцией об организации приема, регистрации и проверки сообщений о преступлении в следственных органах (следственных подразделениях) системы Следственного комитета Российской Федерации, утвержденной Приказом Следственного комитета России от 11.10.2012 г. № 72,

— право на инициирование и согласие на примирение с обвиняемым, а также право ходатайствовать о прекращении уголовного дела в связи с примирением с обвиняемым при наличии условий, предусмотренных ст. 25 УПК РФ, по делам как частнопубличного, так и публичного обвинения;

Право личности на участие в уголовном преследовании по своему содержанию является уголовно-процессуальной гарантией конституционного права на судебную защиту и восстановление нарушенных прав преступлением (ст. 46, 52 Конституции), которая закреплена ст. 22 УПК и обеспечивается следующими гарантиями.- право на получение необходимой информации и помощи для подготовки обвинения (информации о предъявленном обвинении, о материалах дела в целом, право на представителя);Во втором аспекте потерпевший по делам частнопубличного и публичного обвинения имеет.

Уголовное преследование — З

10. Обеспечение прав личности при осуществлении уголовного преследования..

Право на защиту — собирательное понятие и не ϲʙᴏдится только к праву иметь защитника. Стоит заметить, что оно содержит в себе все права подозреваемого и обвиняемого, предусмотренные законом. Их круг довольно широк и образует целую систему.

Существуют и уголовно-правовые гарантии безопасности участников уголовного судопроизводства. В частности, за разглашение сведений о мерах безопасности, применяемых в отношении участников уголовного процесса и их близких, принуждение потерпевшего, свидетеля к даче ими ложных показаний, эксперта к даче ложного заключения, переводчика к осуществлению неправильного перевода, а равно за принуждение указанных лиц к уклонению от дачи показаний установлена уголовная ответственность (ст.309, 311 УК РФ).

Он вышел вместе с квартирой из состава РФ


Кроме вышеуказанных, в отношении подозреваемого и обвиняемого действуют также принципы презумпции невиновности и обеспечения им права на защиту.

В ϲᴏᴏᴛʙᴇᴛϲᴛʙии с первым принципом подозреваемый и обвиняемый имеют право считаться невиновными, не доказывать ϲʙᴏю невиновность, пользоваться правами и ϲʙᴏбодами, установленными для граждан Российской Федерации, с ограничениями, предусмотренными законом (ст.6 Закона РФ о содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений). В случае если они уклоняются от исполнения ϲʙᴏих обязанностей, в предусмотренных УПК случаях их права могут быть и ограничены. Эти лица могут подвергаться мерам пресечения, приводу, освидетельствованию и прочим мерам процессуального принуждения, вплоть до заключения их под стражу, при наличии достаточных к тому оснований. Еще П. Гольбах говорил: «Всякий человек ϲʙᴏбоден, однако общество обладает правом лишить его ϲʙᴏбоды, ϲʙᴏбода перестает быть одним из прав гражданина, если он злоупотребляет ею, используя ее во вред ϲʙᴏим согражданам».117 Указания закона на этот счет предельно ясны. В соответствии с ч. 3 ст.

49 УПК РФ защитник участвует в дознании с момента возбуждения уголовного дела, поскольку в силу ст. 223 УПК РФ предварительное расследование в форме дознания производится по уголовным делам, возбужденным в отношении конкретных лиц. Таким образом, участие защитника с начала производства дознания, в отличие от следствия, происходит независимо от наличия других оснований, предусмотренных ст. 49 УПК РФ. Предоставление права на получение юридической помощи не должно обусловливаться составлением протокола задержания.

Независимо от того, будет ли составлен такой протокол, само доставление лица в орган дознания свидетельствует о начале уголовного преследования, ставит лицо в положение нуждающегося в квалифицированной юридической помощи. Такое понимание ст. 92 УПК РФ, вытекающее из постановления Конституционного Суда РФ от 27 июня 2000 г. № 11-П, принятого по жалобе гражданина В. И. Маслова, соответствует конституционным положениям о праве на защиту.

Права и свободы человека и гражданина являются непосредственно действующими, они определяют смысл, содержание и применение законов, деятельность законодательной и исполнительной власти, обеспечиваются правосудием независимо от социальной, расовой, национальной, языковой или религиозной принадлежности. Осуществление правосудия только судом (ст. 8 УПК РФ ) характеризует то, что никто не может быть признан виновным в совершении преступления и подвергнут наказанию иначе как по приговору суда, осуществляющего правосудие в рамках предусмотренной законом подсудности.

Определен исчерпывающий перечень оснований, согласно ко­торым посредством закона права и свободы могут быть ограниче­ны. К ним относятся необходимость защиты основ конституцион­ного строя, нравственность, здоровье, права и законные интересы других лиц, обеспечение обороны страны и безопасности государ­ства (ч. 3 ст. 55 Конституции).

Материалы, полученные с нарушением законодательства об оперативно-розыскной деятельности (например, путем прослу­шивания телефонных переговоров без решения суда), не могут иметь силу доказательств в уголовном процессе. В случае их ис­пользования принятые судебные решения должны отменяться. Соответственно правосудие не может считаться состоявшимся.

В полном соответствии с общепризнанными принципами и нормами международного права находятся императивы УПК (возведенные в ранг принципов), запрещающие осуществление действий и принятие решений, а также обращение, унижающее человеческое достоинство либо создающее опасность для жизни участника уголовного судопроизводства, вследствие насилия, пыток, другого жестокого обращения (ст. 9). Верховный Суд РФ в упомянутом постановлении от 31 октяб­ря 1995 г. разъяснил значение ст.

18 Конституции РФ при разби-Право на судебную защиту относится к основным неотчуждае­мым правам и свободам человека. Тем самым Российская Федера­ция признала требования демократического международного со­общества.

Порядок принятия и регистрации заявлений и сообщений о преступлениях строго регламентирован ведомственными актами:

— самостоятельно решить вопрос об инициировании уголовного преследования по делам частного обвинения (ч. 2 ст. 20, ч. 1 ст. 318 УПК РФ),

— при необходимости безопасность заявителя, как участника досудебного производства, обеспечивается в порядке, установленном ч. 9 ст.

166 УПК РФ, регламентирующей правила производства следственных действий «под псевдонимом», в том числе и при приеме сообщения о преступлении,- обжаловать отказ в возбуждении уголовного дела руководителю следственного органа, прокурору и в суд (ч. 5 ст. 148 УПК РФ),- обжаловать отказ в принятии заявления руководителю следственного органа, прокурору или в суд (ч. 5 ст. 144 УПК РФ),

Гарантии прав личности в уголовном процессе

Процессуальными гарантиями прав подозреваемого и обвиняемого выступают те процессуальные нормы, которые закрепляют субъективные права обвиняемого, корреспондирующие им процессуальные права, обязанности должностных лиц, органов, ведущих судопроизводство, их процессуальная деятельность и процессуальная деятельность защитника, в ходе осуществления которой они получают свою реализацию.

К сожалению, УПК РФ также не предусмотрел соответствующей правовой нормы об осуществлении правосудия на началах равенства всех граждан перед законом и судом. Сущность этого принципа состоит в том, что при рассмотрении уголовных дел в суде закон устанавливает один и тот же процессуальный порядок в отношении всех граждан, независимо от их происхождения, социального, должностного и имущественного положения, расовой и национальной принадлежности, пола, образования, языка, отношения к религии, рода и характера занятий, места жительства и других обстоятельств.

Наряду с этим УПК РФ не содержит ряда необходимых для установления истины правил; вводит такие правила, действующие в досудебных и судебных стадиях процесса, которые не служат обеспечению установления истины по уголовному делу. Аналогичное понятие законности закрепили УПК Казахской Республики (ч. 1 ст. 6) и УПК Республики Украина (ч. 1 ст. 11). УПК РК (ч. 1 ст. 10) и УПК Республики Беларусь (ч. 1 ст. 8) такую обязанность закрепили только за судом и органами уголовного преследования. Концептуальную роль в обеспечении гарантий прав личности играют принципы уголовного процесса. Все уголовно-процессуальные принципы неразрывно связаны между собой и образуют единую систему (ст. ст. 6 — 19 УПК РФ). 6 См.: Колосович С. А., Парий А. В. Правовой статус подозреваемого и проблемы его совершенствования. Волгоград, 1997. С. 43.

Как защитить предпринимателей от уголовного преследования


Мы рассмотрим только некоторые уголовно-процессуаль-ные права подозреваемого и обвиняемого (подсудимого). 4. Право обвиняемого лично осуществлять свою защиту, реализуемое посредством его участия в судебном разбирательстве, обеспечивается судом. В отношении обвиняемых, содержащихся под стражей либо отбывающих наказание в виде лишения свободы, суд первой инстанции принимает меры по обеспечению их участия в судебном заседании непосредственно либо в случаях, предусмотренных частью 6.1 статьи 241 и частью 2 статьи 399 УПК РФ, путем использования систем видеоконференц-связи.

Вопрос о форме участия таких лиц в судебных заседаниях судов вышестоящих инстанций решается судом, рассматривающим дело (часть 2 статьи 389.12, часть 2 статьи 401.13 УПК РФ). Исходя из положений частей 1 и 4 статьи 247 УПК РФ ходатайство обвиняемого, не уклоняющегося от явки в суд, о рассмотрении дела в его отсутствие может быть удовлетворено судом только по делам о преступлениях небольшой и средней тяжести. участники процесса, защищающие свои или представляемые права и интересы (подозреваемый, обвиняемый, законные представители несовершеннолетних подозреваемых и обвиняемых, защитник, потерпевший, гражданский истец, гражданский ответчик и их представители);Такой подход представляется справедливым, поскольку только прокурор вправе и обязан выступать от имени государства и в защиту его интересов.

Назначение уголовного судопроизводства и обеспечение прав личности при расследовании и рассмотрении уголовных дел

Обеспечение реализации и защиты прав человека на современном этапе развития общества является приоритетным направлением в государственной политике.

Проявления нарушений прав человека в уголовном судопроизводстве многообразны: недостаточная реализация права на защиту подозреваемого, обвиняемого; отсутствие педагога при допросе несовершеннолетнего обвиняемого; прекращение уголовного дела и отказ в восстановлении прав потерпевшего, а также иные негативные проявления уголовно-процессуальных отношений.

Не менее важными направлениями в деятельности органов предварительного расследования, прокуратуры и суда являются обеспечение и защита прав и свобод, участвующих в судопроизводстве граждан, установление в процессе производства по уголовным делам преступления, лиц, его совершивших, а также масштабов уголовной ответственности (40, 23). В положениях Уголовно-процессуального кодекса РФ с 2001 г. его задачи не определяются, вместе с тем в ч. 1 ст.

6 назначением уголовного судопроизводства является защита прав и законных интересов лиц и организаций, потерпевших от преступлений, а также защита личности от незаконного и необоснованного обвинения, осуждения, ограничения ее прав и свобод. О значительности вреда от процессуальной ошибки либо нежелании должностного лица увидеть в своих действиях или решениях допущенную им ошибку в большей степени знают непосредственные участники уголовно-процессуальных отношений, пострадавшие от этого.

Обеспечение прав личности при осуществлении уголовного преследования во время судебного разбирательства

Итак, эффективность деятельности прокурора по реализации принципа охраны прав и свобод человека и гражданина в уголовном судопроизводстве (ст. 11 УПК РФ) зависит от правовой активности граждан.

Принцип охраны прав личности на досудебных стадиях уголовного судопроизводства реализуется прокурором в рамках осуществляемой им функции уголовного преследования в форме надзора за процессуальной деятельностью органов дознания и органов предварительного следствия.

Пикалов, в системе принципов уголовного процесса и ее реализация стороной защиты на досудебных стадиях /. — 2006 г. Полномочия и роль прокурора при осуществлении уголовного преследования? Федеральный закон N 172-ФЗ «О внесении изменений в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации (принят ГД ФС РФ 07.07.2010). Режим доступа: http: //www.consultant.ru/online/base/?req=doc;base=LAW;n=102 923. Лиходаев, прокурором принципа охраны прав личности на стадии возбуждения уголовного дела /. — Саратов: 2007. — 27 с.

Процессуальные гарантии прав личности при применении мер пресечения в уголовном процессе

Морева Е. Ю. Процессуальные гарантии прав личности при применении мер пресечения в уголовном процессе // Новый юридический вестник. 2017. №2. С. 50-53. URL https: //moluch.ru/th/9/archive/70/2703/ (дата обращения: 01.05.2019).

В настоящее время существует необходимость в совершенствовании теоретических положений принципа защиты прав и свобод человека в уголовном судопроизводстве, а также в разработке действующего механизма реализации данного принципа.

Государственным органам (должностным лицам) правовые гарантии обеспечивают возможность выполнять свои обязанности и использовать свои права для достижения задач уголовного судопроизводства, а гражданам — реально использовать предоставленные им процессуальные средства для защиты и охраны прав и законных интересов. Права, предоставленные органу государства (должностному лицу) в уголовном процессе, гарантированы обязанностью соответствующих лиц выполнять обращенные к ним требования и установленными законом санкциями за невыполнение этих обязанностей. Процессуально-правовые гарантии — это содержащиеся в нормах права правовые средства, обеспечивающие всем субъектам уголовно-процессуальной деятельности возможность выполнять обязанности и использовать предоставленные права. Поскольку одной из сторон процессуально-правового отношения всегда является государственный орган или должностное лицо, наделенное властными полномочиями, особое значение в уголовном процессе приобретают процессуальные гарантии личности, охрана ее законных прав и интересов, обеспечение права на судебную защиту.

Реальное обеспечение права личности, в первую очередь обвиняемого, является критерием оценки демократизма, гуманизма уголовного процесса.


Читайте другие статьи на сайте:

Уважаемые коллеги, желаю каждому из нас высоко нести звание юриста, неуклонно придерживаясь принципов непредвзятости и объективности!

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.