Институт соучастия в преступлении по Российскому уголовному праву

Институт соучастия в преступлении по российскому уголовному праву

В этот исторический период вопросы соучастия, как одного из наиболее сложных институтов уголовного права оставались в стороне. Законодательно не рассматривалась и не определялась уголовная ответственность за убийство совершенное в соучастии. Однако было бы неверным утверждать, что случаи привлечения к уголовной ответственности нескольких лиц, совместно совершивших преступление, не были известны судебной практике.

В течение 20 лет разрабатывалось новое уголовное Уложение, проект которого был подготовлен лишь к 1903 г. В этот период источниками действующего уголовного права были: Уложение 1885 г., Устав о наказаниях, налагаемых мировыми судьями 1864 г., Военный уголовный кодекс 1875 г. и Военно-морской устав 1886 г.
Дальнейшее развитие уголовного законодательства связано с эпохой укрепления центральной власти, процессом преодоления феодальной раздробленности. Результатом таких преобразований явились Судебники Ивана III (1497 г.) и Ивана IV (1550 г.). В дореволюционной теории институт соучастия вызывал немало дискуссий. Основной предмет спора — концепция акцессорности соучастия, т. е. зависимости ответственности соучастников от ответственности исполнителя.

Ответственность соучастников, которые сами состава преступления не выполняли, противоречит принципам вины и причинной связи. Поэтому при стечении деяний нескольких лиц каждый должен наказываться самостоятельно, в пределах собственной вины и вклада в причинение ущерба. Таким образом, дореволюционное законодательство относительно института соучастия было по основным параметрам сформировано. Однако предшествующий ныне действующему кодексу, Уголовный кодекс РСФСР принятый в 1960 году, имел всего лишь одну статью, регламентирующую и отражающую преступное поведение, подпадающее под понятие соучастие. Позднее система правовых норм Древней Руси стала называться «Русской правдой являющейся наиболее крупным памятником в истории русского права периода начала феодализма. В этот период не проводилось еще законодательного различия форм соучастия и соучастников преступления. Данные на законодательном уровне регламентации, определяющие ответственность соучастников, связывали этот институт с конкретной уголовно-правовой нормой.

Организованная группа как форма соучастия характеризуется гораздо более высоким уровнем совместности в совершении преступления, что придает ей большую опасность по сравнению с группой лиц по предварительному сговору. Совершение преступления в составе организованной группы является уголовно-правовой формой проявления организованной преступности. Институт соучастия в преступлении по международному уголовному праву? На современном этапе организованная преступность является одним из самых опасных социальных явлений, угрожающих российскому обществу и государственности.
Таким образом, умышленный характер соучастия выхолащивался, отрицалась необходимость причинной связи между действиями соучастников
и преступным результатом, а институт соучастия заменялся некой безграничной и неопределенной причастностью к совершению преступления.

Институт соучастия в преступлении в контексте основных направлений современной уголовноправовой политики Текст научной статьи по специальности — Государство и право

Ключевые слова: соучастие в преступлении, уголовная политика, уголовно-правовая политика, совершенствование уголовного законодательства.

По сути дела, указанные изменения выступили отражением таких направлений современной уголовно-правовой политики, как борьба с терроризмом и экстремизмом, коррупцией, экономической преступностью и пр.

Федеральный закон от 3 ноября 2009 г. «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и в статью 100 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации»// Собрание законодательства Российской Федерации. 09 ноября 2009 г. № 45.

Ст. 5263.3. Таганцев Н. С. Русское уголовное право. Лекции. Часть Общая.

В 2 т. Т. 1. М., 1994. Таким образом, проведенный анализ позволяет с достоверностью утверждать, что совершенствование института соучастия в преступлении следует считать одним из приоритетных направлений современной уголовно-правовой политики. В целом, модернизация института соучастия давно назрела. Вместе с тем, любые изменения уголовного законодательства должны быть научно обоснованы с различных позиций, в том числе и с точки зрения эффективности применения соответствующих правовых норм.

Интересен подход к данному вопросу В. И. Омигова и В. С Егорова, которые определяют форму соучастия как внешнюю сторону, различающуюся по способу соединения двух и более лиц в единое посягательство по способу взаимодействия виновных 3. В соответствии с данным определением авторы предлагают следующие формы соучастия:

б) соучастие с предварительным соглашением (преступной группой, организованной группой, преступным сообществом).

Таким образом, при выделении форм соучастия следует в качестве критерия выбирать наиболее яркие признаки содержания.

К таким признаком по мнению большинства авторов является способ взаимодействия соучастников. Исходя из анализа статей 33 и 35 УК РФ, авторы под редакцией доктора юридических наук, профессора Л. В. Иногамовой-Хегай, доктора юридических наук, профессора А. И. Рарога, а также доктора юридических наук, профессора А. И.

Чучаева пришли к выводу, что существует всего четыре формы соучастия. Этими формами являютсяФорма – внешнее очертание, наружный вид предмета, способ существования содержания, неотделимы от него и служащий его выражением 4. Наиболее ясным и объективным я считаю подход к рассмотрению данной проблемы авторского коллектива под редакцией доктора юридических наук, профессора Л. В. Иногамовой-Хегай, доктора юридических наук, профессора А. И. Рарога, а также доктора юридических наук, профессора А. И. Чучаева.

Вышеуказанные лица изначально обратились к трактовке самого термина формы, которое изложено в толковом словаре, что является наиболее логичным в условиях многообразия мнений и взглядов на проблему.

Институт соучастия в преступлении (Сравнительный анализ уголовного законодательства Российской Федерации и Федеративной Республики Ге Карпова Ирина Борисовна

uf Актуальность темы соучастия определяется прежде всего местом,

исторический опыт (России и ФРГ) правового регулирования борьбы с групповой и организованной преступностью.

Глава 2. Характеристика форм соучастия при квалификации преступлений,Практическая значимость исследования. Приведенные выше примеры говорят о том, что произведенное исследование не просто актуально, но и практически значимо, т. к. автор на основе анализа действующего законодательства о соучастии в преступлении, мнений по данному вопросу, высказанных в трудах российских и германских правоведов, изучения и обобщения судебной практики формулирует выводы относительно понимания сущности и типовых признаков видов и форм соучастия.

Сделанные в работе выводы, возможно, позволят в перспективе использовать результатыРасширение круга лиц, освобождаемых от ответственности за укрывательство преступления, путем отнесения к данной группе наравне с супругом и членом семьи иных близких родственников. Заимствование у германского законодателя таких понятий, как

Соучастие по российскому уголовному праву

В течение 20 лет разрабатывалось новое уголовное Уложение, проект которого был подготовлен лишь к 1903г. В этот период источниками действующего уголовного права были: Уложение 1885г., Устав о наказаниях, налагаемых мировыми судьями 1864г., Военный уголовный кодекс 1875г. и Военно-морской устав 1886г.

Судебник 1550г. выделяет ряд обстоятельств отягчающих преступление. Так, например, в качестве одного из отягчающих обстоятельств отмечалось убийство господина слугой. Однако совершение преступления в соучастии к числу таких обстоятельств отнесено не было.

Дальнейшее развитие уголовного законодательства связано с эпохой укрепления центральной власти, процессом преодоления феодальной раздробленности. Результатом таких преобразований явились Судебники Ивана III (1497г.) и Ивана IV (1550г.). Подробно регламентировалась ответственность отдельных соучастников разделом «О преступлениях против порядка управления», где предусматривалась ответственность организаторов и участников банд (ст. 76 УК РСФСР).

Кодекс проводил резкую грань о наказуемости, с одной стороны, подстрекателей, руководителей и организаторов и, с другой стороны — прочих участников. Наказание первых во всех случаях значительно выше наказания прочих участников. Если обратится к нормам обычного древнерусского права, нашедших свое отражение в первых правовых памятках X века, таких как: договоры Олега (911г.) и Игоря (944г.) с греками, Устав о земских делах Ярослава Мудрого, в которых просматривается лишь зарождение уголовно-правовых понятий преступления и наказания.

Концептуально-исторические основы института соучастия в преступлении

Теоретические поиски по поводу усовершенствования уголовно-правовой конструкции, регламентирующей совместную преступную деятельность сразу нескольких субъектов при совершении одного преступного идут давно, до сей поры не привели ни к какому результату [4, с. 77].

Сегодня институт соучастия в преступном деянии вызывает большие споры в уголовно-правовой науке. Ученый-юрист Г. Е. Колоколов указывал, что «соучастие является венцом общего учения о преступлении и считается труднейшим разделом уголовного права [3, с. 411-412].

Данный институт является одним из наиболее дискуссионных среди институтов Общей части уголовного права. Теоретические исследования по поводу уголовной ответственности субъектов, которые совместно участвуют в совершении преступного деяния, ограничиваются лишь исследованием соучастия в преступном деянии с попытками поместить в его рамки все случаи объединения нескольких субъектов в одном преступном деянии. В этот период проблемы соучастия в отечественной теории уголовного права и в отечественной правоприменительной практике не имелось единого общего мнения по вопросу как применения, так и толкования норм УК РСФСР относительно соучастия в преступлении. Так, указывался умышленный характер действий всех соучастников. Потому действия обвиняемого субъекта, содействовавшие объективно преступному деянию, но совершенные без предварительной цели оказать содействие в достижении преступного результата, не могут быть рассмотрены в виде соучастия [1, с. 48]

  • ОРГАНИЗОВАННАЯ ПРЕСТУПНАЯ ГРУППА
  • ГРУППА ЛИЦ
  • ПОСОБНИК
  • ПОДСТРЕКАТЕЛЬ
  • ИСПОЛНИТЕЛЬ
  • ОРГАНИЗАТОР
  • УГОЛОВНОЕ ПРАВО
  • СОУЧАСТИЕ
  • ПРЕСТУПНОЕ СООБЩЕСТВО

Проблеме соучастия оказывается большое внимание во всем мире «VII Международный Конгресс (1957 год, Афины) по уголовному праву (1957 год, Афины) был полностью посвящен соучастию в преступлении.»[1]В первую очередь необходимо дать определение соучастия. Статья 32 УК РФ гласит: «Соучастием в преступлении признается умышленное участие двух и более лиц в совершении умышленного преступления»[2]. Отметим то, что в данном определении прямо указывается что преступлением попадающим под эту категорию является умышленное участие в умышленном преступлении. Невозможно совершить неосторожное соучастие в преступлении, как в умышленном, так и в неосторожном. Другими словами, если любое количество потерпевших предъявит обвинение в побоях к любому числу виновных, то денежное вознаграждение присуждается им всем в размере одного рубля и продажа в пользу князя взыскивается в одинарном размере независимо от того, сколько было виновных. Судебник 1550 г.10 выделяет ряд обстоятельств отягчающих преступление.

Так, например, в качестве одного из отягчающих обстоятельств отмечалось убийство господина слугой. Однако совершение преступления в соучастии к числу таких обстоятельств отнесено не было.

Научная статья по теме ИНСТИТУТ СОУЧАСТИЯ В УГОЛОВНОМ ПРАВЕ РОССИИ: ИСТОРИЧЕСКИЙ АСПЕКТ Государство и право

Известный ученый-правовед Н. С. Таганцев еще в начале XX в. писал, что учение о соучастии находится в хаотическом состоянии. О том, что «теория соучастия составляет венец общего учения о преступлении и справедливо считается труднейшим разделом уголовного права», писал Г. Е.

Колоколов1.

Практика свидетельствует, что такие преступления весьма сложно, а иногда и невозможно совершить в одиночку, а потому преступники объединяются в преступные группы. Преступные посягательства на указанные сферы хозяйства наносят гораздо больший ущерб обществу и государству по сравнению с преступлениями общеуголовной направленности. Кто признается субъектом преступления по российскому уголовному праву? Но не следует забывать и о значительном росте доли групповых преступлений общеуголовной направленности, в том числе краж, грабежей, разбойных нападений, мошенничества, вымогательства.

Но сторонники как первой, так и второй позиции, не смогли найти весомых аргументов, чтобы четко и недвусмысленно обосновать свои точки зрения. Несмотря на разработку понятия соучастия в преступлении, оставалась одна из проблем — его акцессорная (добавочная к главному действию) природа. В советском уголовном праве продолжался попек приемлемого законодательного определения соучастия в преступлении.

Однако Уголовный кодекс РСФСР 1926 г. вообще не содержал понятия соучастия, лишь в его ст. 17 кратко говорилось об исполнителях, подстрекателях и пособниках.

Проведенное исследование опирается на диалектический метод научного познания явлений окружающей действительности, отражающий взаимосвязь теории и практики. Обоснование положений, выводов и рекомендаций, содержащихся в дипломной работе, осуществлено путем комплексного применения следующих методов социально-правового исследования: историко-правового, статистического и логико-юридического.

Целью выполнения работы является изучение конкретных уголовно-правовых норм, определяющих понятие и признаки соучастия в преступлении по российскому законодательству.

В современном УК РФ в статье 32 дается понятие соучастия в преступлении в той интерпретации, в которой его понимают сегодня. Согласно статье 32 соучастием в преступлении признается умышленное совместное участие двух или более лиц в совершении умышленного преступления. УК РСФСР 1960 г. впервые дал развернутое определение соучастия, перечислил лиц, подлежащих ответственности за соучастие, все же нерешенными оставались многие вопросы, которые в последующем широко обсуждались в литературе.

Например, не был решен вопрос о четких признаках соучастия, о его видах и формах. А между тем организованные формы совершения преступления группами после принятия Уголовного кодекса РСФСР 1960 г. стали все чаще проявлять себя в реальной жизни. Большинство норм Особенной части УК предусматривает ответственность одного лица за совершенное преступление. На практике же многие преступления совершаются не одним, а двумя и большим количеством лиц.

Именно эти случаи оцениваются законом и судебной практикой как соучастие в преступлении. Особенность этого понятия заключается в том, что в результате совместных действий нескольких лиц, связанных и часто заранее согласованных между собой, совершается единое преступление, достигается общий преступный результат.

АКТУАЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ ИНСТИТУТА СОУЧАСТИЯ В ТЕОРИИ УГОЛОВНОГО ПРАВА

Преступный результат — закономерное и необходимое последствие деятельности системы соучастия. В этой связи установление общего состава преступления в действиях соучастников представляется вполне логичным и обоснованным. По-иному разрешить проблему причинной связи действий соучастников с преступным результатом не представляется возможным [5,11-12].

б) является ли юридическая природа соучастия акцессорной, т. е. базируется ли она на основе исполнения преступления, или же все соучастники, несмотря на их различную роль, являются своеобразными исполнителями преступного деяния, либо среди них центральной является фигура исполнителя, а все остальные соучастники группируются вокруг него, как бы являясь его помощниками?

Пионтковский А. А.

Учение о преступлении по советскому уголовному праву. М., 1961.6. Ковалев М. И. Соучастие в преступлении. Екатеринбург, изд-во УрГЮА, 1999.12.

Сергеев В. В. Соисполнительство в преступлении по советскому уголовному праву. М., 1972. С.14 Лисица А. А., Шищенко Е. А. Соучастие в преступлении: проблемы квалификации и законодательного применения // Молодой ученый. 2017. №15.

С. 262-265. URL https: //moluch.ru/archive/149/42104/ (дата обращения: 02.05.2019). При изучении спорных и проблемных моментов в институте соучастия, а также судебной практики по соучастию, можно сделать вывод, что наши суды, как и раньше, достаточно серьезно и часто ошибаются в квалификации преступлений по данному институту. Не вносят ясности и четкости также и постановления Пленума Верховного Суда РФ.

Многие люди осуждены по результатам неправильной квалификации и срок заключения под стражей у них выше, чем они того заслужили.

Российское уголовное право

Во-первых, соучастие в преступлении следует отличать не только от случаев индивидуального совершения преступлений, но и от случаев совершения преступления вследствие стечения действий нескольких лиц, хотя и направленных на один и тот же объект, но действующих отдельно друг от друга и не объединенных единым умыслом.

Так, в ст. 31 Краткой редакции (по Академическому списку) сказано: «А если (кто-либо) украдет коня или волов или (обокрадет) дом, да при этом крал их один, то платить ему гривну (33 гривны) и тридцать резан; если воров будет 18 (даже 10), то (платить каждому) по три гривны и по тридцать резан платить людям (княжеским)».

В последующих источниках права институт соучастия получает дальнейшее развитие: выделяются отдельные виды соучастников, закрепляются отдельные формы соучастия.

А УК Республики Беларусь в п. 9 ст. 16 прямо определяет: «Соучастники несут повышенную ответственность, если преступление совершено группой лиц, непосредственно принявших участие в его совершении (соисполнительство), либо организованной группой, либо преступной организацией». Объект и предмет преступления по российскому уголовному праву? Кроме того, при смерти исполнителя, его невменяемости или недостижении возраста уголовной ответственности либо освобождении от уголовной ответственности соучастники привлекаются к уголовной ответственности на общих основаниях за виновное совершение ими общественно опасного деяния.

Наконец, добровольный отказ исполнителя от совершения преступления отнюдь не означает исключение ответственности других соучастников. В-третьих, являясь особой формой совершения преступления, соучастие оказывает существенное влияние на социальную оценку содеянного, т. е. на характер и степень общественной опасности. В доктрине уголовного права по этому вопросу были высказаны различные точки зрения. Так, по мнению М. Д. Шаргородского, соучастие не усиливает и не ослабляет ответственности — и вообще оно «не является квалифицирующим или отягчающим обстоятельством».

По мнению П. И. Гришаева и Г. А. Кригера, соучастие во всех случаях характеризуется более высокой степенью общественной опасности.

Соучастие в преступлении: виды и формы

Предметом исследования являются нормы уголовного законодательства, научная литература и публикации по теме исследования.

Глава 2. Уголовно-правовое значение соучастия в преступной деятельности

Теоретическая значимость исследования. Борьба с организованной преступностью должна быть поставлена на первый план деятельности всех ветвей государственной власти и должностных лиц.

К сожалению, на протяжении длительного времени умышленно затягивается процесс принятия законов, направленных на борьбу с организованной преступностью и коррупцией, предусматривающих принятия комплексных межотраслевых норм, касающихся предмета административного, гражданского, налогового, уголовного, уголовно-процессуального регулирования. Структура работы определена целями и задачами. Она состоит из введения, двух глав, объединяющих четыре параграфа, заключения, списка источников и литературы и приложений.- проблем правоприменительной практики в сфере соучастия и возможные пути их решения.


Читайте другие статьи на сайте:

🟠 В чем суть вашей проблемы?

🟠 Введите свой вопрос в форму ниже

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.

Adblock
detector