О практике применения судами законодательства о необходимой обороне

О практике применения судами законодательства о необходимой обороне

Обратить внимание судов на то, что согласно положениям части 3 статьи 37 УК РФ правомерность действий сотрудников правоохранительных органов, причинивших в ходе пресечения общественно опасного посягательства вред посягающему лицу, следует оценивать по правилам о необходимой обороне.

Разъяснить судам, что убийство, совершенное при превышении пределов необходимой обороны, а равно при превышении мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление, подлежит квалификации по соответствующей части статьи 108 УК РФ и в тех случаях, когда оно сопряжено с обстоятельствами, предусмотренными в пунктах,, части 2 статьи 105 УК РФ, а также при совершении данного преступления группой лиц.
Рекомендовать судам при назначении наказания лицам, виновным в убийстве, причинении тяжкого или средней тяжести вреда здоровью при превышении пределов необходимой обороны или мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление, обсуждать вопрос о возможности назначения им наказания, не связанного с лишением свободы, с учетом обстоятельств дела и данных об их личности.6.

Не может быть признано находившимся в состоянии необходимой обороны лицо, которое намеренно вызвало нападение, чтобы использовать его как повод для совершения противоправных действий в целях развязывания драки, совершения акта мести, сокрытия или инсценировки иного преступления. Содеянное в таких случаях должно квалифицироваться на общих основаниях.11. А применении законодательства о необходимой обороне от 11 мая 2021? При совершении посягательства группой лиц обороняющееся лицо вправе применить к любому из посягавших лиц такие меры защиты, которые определяются характером и опасностью действий всей группы.

По-разному квалифицируются судами действия лиц, совершивших убийство с превышением пределов необходимой обороны при обстоятельствах, предусмотренных в пунктах «д», «ж», «з», «и», «л» ст. 102 УК РСФСР и соответствующих статьях УК других союзных республик. Следует также указать, что в ряде случаев за действия, совершенные в состоянии так называемой мнимой обороны, суды осуждают по закону, предусматривающему ответственность за умышленное преступление против личности, тогда как в таких случаях в зависимости от конкретных обстоятельств дела указанные действия могут рассматриваться лишь как совершенные по неосторожности либо вообще не содержат состава преступления. защита последовала непосредственно за актом хотя и оконченного посягательства, но, исходя из обстоятельств, для оборонявшегося лица не был ясен момент его окончания, и лицо ошибочно полагало, что посягательство продолжается;
общественно опасное посягательство не прекращалось, а с очевидностью для оборонявшегося лица лишь приостанавливалось посягавшим лицом с целью создания наиболее благоприятной обстановки для продолжения посягательства или по иным причинам. Относящимися к посягательству являются следующие условия правомерности необходимой обороны: 1) со стороны потерпевшего должно быть общественно Уголовно-правовая норма о необходимой обороне, являясь одной из гарантий реализации конституционного положения о том, что каждый вправе защищать свои права и свободы всеми способами, не запрещенными законом (часть 2 статьи 45 Конституции Российской Федерации), обеспечивает защиту личности и прав обороняющегося, других лиц, а также защиту охраняемых законом интересов общества или государства от общественно опасного посягательства. Обеспечение защиты личности, общества и государства от общественно опасных посягательств является важной функцией государства. Для ее реализации Уголовный кодекс Российской Федерации не только определяет, какие деяния признаются преступлениями, но и устанавливает основания для признания правомерным причинение вреда лицам, посягающим на охраняемые уголовным законом социальные ценности. В частности, к таким основаниям относятся необходимая оборона (статья 37 УК РФ) и задержание лица, совершившего преступление (статья 38 УК РФ).

Данное положение воспринято критически и другими авторами. См.: Гарбатович Д. Указ. соч.; Есаков Г. Указ. соч.; Звечаровский Э. Указ. соч. Постановление восприняло многие ценные положения своего предшественника (о моменте начала и окончания посягательства, о том, какие обстоятельства необходимо учитывать при решении вопроса о превышении пределов необходимой обороны и т. п.), учло произошедшие изменения законодательства и содержит разъяснения по сложным вопросам, волнующим правоприменителя. 13.

Суды должны различать состояние необходимой обороны и так называемой мнимой обороны, когда отсутствует реальное общественно опасное посягательство и лицо лишь ошибочно предполагает наличие такого посягательства.2. Разъяснить судам, что под общественно опасным посягательством, защита от которого допустима в пределах ст. 13 Основ уголовного законодательства, следует понимать деяние, предусмотренное Особенной частью уголовного закона, независимо от того, привлечено ли лицо, его совершившее, к уголовной ответственности или освобождено от нее в связи с невменяемостью, недостижением возраста привлечения к уголовной ответственности или по другим основаниям.

Российское законодательство признает право на «необходимую оборону и отвергает «право на посягательство». Это основной принцип и им следует руководствоваться при оценке конкретных ситуаций и при рассмотрении конкретных уголовных дел. Но такой вывод не безупречен, достаточно сложен в применении, поскольку всякий раз зависит от правосознания, внутреннего убеждения, опыта и личных взглядов конкретного лица, принимающего решение по уголовному делу.

О применении судами законодательства о необходимой обороне и причинении вреда при задержании лица, совершившего преступление

причинение вреда здоровью, создающего реальную угрозу для жизни обороняющегося или другого лица (например, проникающие ранения жизненно важных органов);

Превышение мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление, влечет за собой уголовную ответственность только в случаях умышленного причинения смерти, тяжкого или средней тяжести вреда здоровью.
Если лицу, совершившему преступление, при задержании был причинен вред меньший, чем это предусмотрено в части 2 статьи 114 УК РФ, действия задерживавшего лица не образуют состава преступления.

Если лицо не осознавало, но по обстоятельствам дела должно было и могло осознавать отсутствие реального общественно опасного посягательства, его действия подлежат квалификации по статьям Уголовного кодекса Российской Федерации, предусматривающим ответственность за преступления, совершенные по неосторожности.4. Изучение практики применения судами норм о необходимой обороне? Положения части 21 статьи 37 УК РФ распространяются только на посягательства, выражающиеся в нападении.

При этом само нападение должно заключаться в действиях, направленных на достижение общественно опасного результата путем применения насилия либо создания реальной угрозы его немедленного применения. При исследовании вопроса о том, были ли для обороняющегося лица неожиданными действия посягавшего, вследствие чего обороняющийся не мог объективно оценить характер и степень опасности нападения, суду следует принимать во внимание время, место и способ совершенного посягательства, а также предшествующие посягательству события, эмоциональное состояние оборонявшегося лица (например, состояние страха, испуга, замешательства), наличие у него заболеваний, которые могли повлиять на объективность оценки опасности посягательства. 3. Судам необходимо учитывать, что в соответствии с законом граждане имеют право на применение активных мер по защите от общественно опасного посягательства путем причинения посягающему вреда, независимо от наличия у них возможности спастись бегством или использовать иные способы избежать нападения.17. Обратить внимание судов на то, что в силу ст.

448 ГК РСФСР и соответствующих статей ГК других союзных республик вред, причиненный в состоянии необходимой обороны, если при этом не были превышены ее пределы, возмещению не подлежит. Исходя из вышесказанного, мне кажется, что на практике возможна подмена необходимой обороны мнимой, что недопустимо. В научной литературе существует мнение, что реальность угрозы для жизни нужно устанавливать на основе как объективно возможного (подтверждаемого в том числе криминологическими данными) развития ситуации, так и его субъективного восприятия потерпевшим. 43. О применении судами законодательства о необходимой обороне и причинении вреда при задержании лица, совершившего преступление: Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 27.09.2012 N 19 // Российская газета.

N 227. 03.10.2012. В данной ситуации противоправность действия обороняющегося очевидна, но далеко не всегда ситуация так однозначна. Так, сторож гаражного кооператива заметил неизвестного, который вскрывал гараж. Подойдя ближе, сторож окрикнул взломщика, тот, обернувшись, замахнулся на сторожа монтировкой.

Сторож уклонился от удара и выстрелил из травматического пистолета в грудь пострадавшего. Суд посчитал действия сторожа правомерными, так как в действиях злоумышленника была явная угроза жизни. Важно отметить, что в большинстве случаев судебная практика по необходимой обороне тесно пересекается с правоприменительной практикой по другим категориям дел. Например, судебная практика по делам об убийстве содержит множество дел, вытекающих из совершения действий, расцениваемых лицами, их совершившими, как необходимая оборона.

Выделив указанные два вида посягательства ВС ответил на вопрос: можно ли реализовать право на необходимую оборону не от нападения, а от других преступных действий. Анализ названного постановления говорит о том, что необходимая оборона для защиты права собственности на имущество, например, для пресечения кражи или грабежа, то есть, при наличии посягательства не связанного с насилием, допускается. ВС справедливо не согласился с таким подходом. В противном случае граждане были бы лишены права на защиту своего имущества в период их отсутствия.

Тем более что сам факт установки различных приспособлений не представляет общественной опасности и не причиняет никому вреда. В данном случае расчет на то, что устройство сработает именно в тот момент, когда будет осуществлено посягательство. Таким образом, все условия для необходимой обороны будут соблюдены. «Теперь осталось малое — то есть основное: чтобы суды начали выполнять эти рекомендации, -— говорит адвокат Черноусов. — Постановление пленума ВС не является обязательным к исполнению.

Это рекомендация, а суды начинают трактовать его по-своему». Верховный суд разъяснил как рассматривать дела о возможном превышении самообороны После составления обвинительного заключения следователь с согласия руководителя следственного органа направляет его вместе с материалами уголовного дела прокурору. О применении судами законодательства о необходимой обороне консультант? После этого прокурор, изучив все обстоятельства дела, разрешает вопрос о дальнейшей судьбе уголовного дела. Как правило, обвинительное заключение утверждается и вместе с материалами уголовного дела направляется непосредственно в суд.1.1.

Посягательством, сопряженным с насилием, опасным для жизни и здоровья обороняющегося лица, считаются действия посягающего лица либо группы лиц, направленные на причинение вреда личности и правам обороняющегося или других лиц, охраняемым законом интересам общества или государства, в том числе если они сопровождаются высказыванием угроз причинения вреда, демонстрацией оружия или других предметов, не являющихся оружием, но способных причинить вред. — применение способа посягательства, создающего реальную угрозу для жизни обороняющегося или другого лица (применение оружия или предметов, используемых в качестве оружия, удушение, поджог и т. п.).- причинение вреда здоровью, создающего реальную угрозу для жизни обороняющегося или другого лица (например, ранения жизненно важных органов); Следует сказать, что новелла уголовного закона, которая позволяет обороняющемуся причинять любой вред посягающему в том случае, если последний действовал неожиданно и не давал обороняющемуся возможности объективно оценить степень и характер опасности нападения, существенно сужает рамки наказуемого эксцесса обороны, но требует специального судебного толкования новых оценочных понятий. Однако в части второй указанной статьи закрепляется положение о том, что лишение жизни не рассматривается как нарушение этой нормы, когда оно является результатом абсолютно необходимого применения силы, а в пункте «а закрепляется, что применяемая сила необходима длязащиты любого лица от противоправного насилия.


Читайте другие статьи на сайте:

🟠 В чем суть вашей проблемы?

🟠 Введите свой вопрос в форму ниже

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.

Adblock
detector