Переквалификация с покушения на убийство на причинение вреда здоровью

Содержание

Переквалификация с покушения на убийство на причинение вреда здоровью

За юридической помощью обратились родственники обвиняемого К., находившегося по стражей, который обвинялся ч. 3 ст. 30 ч. 1. ст. 105 УК РФ., т. е. в покушении на убийство.

-были выяснены все обстоятельство, предшествующие конфликту из которых следовало, что потерпевший Б. не такая уж «невинная жертва».
-потерпевшим Б. и свидетельницей М. были уничтожены доказательства, что обвиняемый К. оборонялся от действий потерпевшего Б. во время их совместного конфликта. Для того чтобы эффективно, защищаться по данному уголовному делу, защитой были предприняты активные действия : -были выяснены более подробно обстоятельства, самого покушения на убийство, которое произошло в квартире. Из этих новых обстоятельств следовало, что перед тем как обвиняемый напал на потерпевшего с ножом, потерпевший Б., используя в качестве орудия деревянную скалку несколько раз ударил обвиняемого К. повредил ему ногу, причинил перелом берцовых костей, чем как впоследствии выяснилось причинил тяжкий вред здоровью обвиняемому Б.

В ходе проведения осмотра места задержания А. (л. д. 24-26), также в присутствии понятых был осмотрен участок местности по адресу: Москва, Преображенская пл., 6, изъяты два смыва вещества бурого цвета и носовой платок темно-коричневого цвета.

У суда не имеется оснований не доверять вышеприведенному в приговоре заключению эксперта (л. д. 106-108), которое оформлено надлежащим образом, соответствует требованиям ст. 204 УПК РФ, является научно обоснованным и убедительно аргументированным, а его выводы представляются суду ясными и понятными.

Каких-либо нарушений требований, предусмотренных ст. ст. 198, 206 УПК РФ при проведении вышеуказанной в приговоре экспертизы, судом не установлено.

То обстоятельство, что в обвинительном заключении и в тексте показаний на следствии свидетелей Б., М., М., П. и Б. имеется указание на дату совершения А. преступления, а именно 22 марта «2013 года, а не «2014», суд связывает с очевидной технической ошибкой, не влияющей на суть и установленные судом фактические обстоятельства совершения А. вышеуказанного в приговоре преступления, а также на существо и содержание показаний указанных свидетелей, которые, как отмечено в приговоре выше, признаны судом в качестве допустимых и достоверных доказательств по уголовному делу. На основании изложенного, руководствуясь ст. ст.

296-299, 302-304, 307-310 УПК РФ, суд приговорил : При этом, несмотря на наличие обстоятельств, смягчающих наказание А. и отсутствие отягчающих, учитывая фактические обстоятельства совершенного им преступления, степени его общественной опасности, суд не находит оснований для изменения, согласно ч. 6 ст. 15 УК РФ, категории преступления, в совершении которого А. признан виновным, на менее тяжкую.

Адвокат по назначению добилась переквалификации покушения на убийство на менее тяжкое деяние

Кроме того, защита указывала, что в ходе расследования не предпринималось никаких активных действий для отыскания следов выстрела, а одежда потерпевшего с целью обнаружения повреждений и следов пороховых газов не исследовалась. Екатерина Смеречинская отмечала, что при осмотре места происшествия на строениях и объектах, которые могли располагаться в зоне производства выстрела, следы преступления не отыскивались. Между тем, по ее словам, ранее потерпевший Г. сообщал, что за ним располагался забор.

Согласно приговору (имеется в распоряжении «АГ») 3 ноября 2017 г. Х. в состоянии алкогольного опьянения взял охотничье ружье и вместе со своим другом отправился в магазин. Там он направил его на продавщицу магазина Ж. и начал ей угрожать.

Когда в помещение зашел Г., Х. направил на него оружие, заявив, что убьет его. Увидев это, друг вывел Х. из магазина. Однако на улице тот опять столкнулся с Г. и продолжил высказывать угрозы, направив на него оружие. Некоторое время спустя он выстрелил в сторону Г., однако в него не попал.

«Отсутствие таких сведений лишает возможности проверить предложенную органами следствия версию о выстреле с целью лишения жизни путем сопоставления расположения потерпевшего и подсудимого в момент выстрела со следами от заряда. Более того, исследований относительно того, какой заряд находился в патроне, обладал ли он способностью поразить человека и лишить его жизни, также не проводилось», – указывала сторона защиты. Рассмотрев материалы дела и выслушав доводы сторон, суд указал, что обвинение не представило доказательства, которые подтверждали бы предложенную квалификацию в отношении Г. Покушение на причинение тяжкого вреда здоровью статья ук рф? Суд также согласился с доводами защиты, что доказательств предлагаемой следствием правовой оценки не представлено, показания подсудимого в части отсутствия умысла на убийство не опровергнуты. В суде Х. также настаивал на том, что умысла на убийство Г. не имел, а лишь угрожал словесно Ж. и Г. Он также сообщил, что ружье нашел на улице и хранил его у себя дома. Позже он нашел патрон, а 3 ноября решил похвастаться перед другом.

Постановление президиума Московского городского суда от по делу N 44у-366 Приговор по делу о покушении на убийство изменен: действия осужденного переквалифицированы с ч

В надзорной жалобе адвокат Т. указывает на то, что выводы суда первой инстанции о том, что Г. имел умысел на убийство С., нельзя признать соответствующими фактическим обстоятельствам уголовного дела, установленным в судебном заседании, и приводит в обоснование этого ряд доводов.

Однако, правильно установив указанные выше фактические обстоятельства, характеризующие объективную сторону действий осужденного Г., суд первой инстанции пришел к необоснованному выводу о том, что Г. действовал с умыслом на лишение С. жизни.

В связи с этим, Президиум полагает необходимым приговор суда и кассационное определение изменить, а именно переквалифицировать действия осужденного Г. на ст.

115 ч. 1 УК РФ и назначить ему наказание, которое предусмотрено ее санкцией. рассмотрел уголовное дело по надзорной жалобе адвоката Т. о пересмотре состоявшихся в отношении осужденного Г. приговора Басманного районного суда г. Москвы от 13 сентября 2007 года и кассационного определения судебной коллегии по уголовным делам Московского городского суда от 21 ноября 2007 года. Следовательно, исходя из совокупности указанных доказательств, суд первой инстанции вполне обоснованно признал установленным, что Г., действительно, с расстояния около 2 метров произвел в направлении головы С. 2 выстрела из травматического оружия, причинив ему, тем самым, слепое ранение мягких тканей левой височной области, которое относится к повреждениям, причинившим легкий вред здоровью по признаку его кратковременного расстройства, и кровоподтек на правом предплечье, который как вред здоровью не расценивается.

Наша победа по вопросу: переквалификация с покушения на убийство на ст

Задача стояла смягчения наказания. Приступив к анализу дела стала ясна ошибка квалификации на стадии следствия, данная ошибка не была исправлена судом при назначении наказания и вынесении приговора по делу.

Более того, по результатам конфликта осужденный даже не заметил кровь на собственных руках (протокол с/з от29.08.2017, л. д. 20), взял сумку и ушел.

Наш довод был удовлетворен: 04.12.2017 г. Свердловский областной суд вынес решение об изменении приговора в части квалификации, одновременно была решена основная задача, наказание было смягчено с шести лет до пяти. К нам обратились за помощью уже на стадии обжалования.

Когда уже 08 сентября 2017 года судьей Кобяковой Е. В. был оглашен приговор в отношении доверителя по обвинению в совершении преступления, предусмотренного: ч. 3 ст.30 и ч. 1 ст. 105 УК РФ. Указанным приговором П. был признан виновным в совершении преступления и ему назначено наказание в виде шести лет лишения свободы. В момент совершения деяния осужденному было безразлично, что произойдет с потерпевшим.

Действительные причины нанесения ударов при рассмотрении дела в суде осужденный пояснить не смог, удары наносил «из стороны в сторону (согласно протоколу с/з – «…помню, что помахал ножом»), количество ударов не помнит.

потерпевшим Б. и свидетельницей М. были уничтожены доказательства, что обвиняемый К. оборонялся от действий потерпевшего Б. во время их совместного конфликта.

Для того чтобы эффективно, защищаться по данному уголовному делу, защитой были предприняты активные действия :

За юридической помощью обратились родственники обвиняемого К., находившегося по стражей, который обвинялся ч. 3 ст. 30 ч. 1. ст. 105 УК РФ., т. е. в покушении на убийство. Итогом этого дела стал приговор Центрального районного суда г. Челябинска согласно которому, действия обвиняемого К. были переквалифицированы с ч.1 ст.

105 на ч. 1 ст.111 УК РФ, обвиняемому было назначено наказание в виде трех лет лишения свободы, из которых половину он по сути отбыл в следственном изоляторе. К обвинялся органами следствия в том, что он в ночное время, находясь у себя в квартире, в ходе возникшего конфликта, на почве личной неприязни из чувства ревности, умышленно имея умысел причинить смерть нанес в жизненно важные органы потерпевшему Б. более шести ножевых ранений. Чтобы остановить нападение потерпевший предпринял обманные действия, притворившись мертвым. В связи с чем обвиняемый покинул место происшествия, впоследствии потерпевшему Б. была оказана своевременная медицинская помощь.

  1. Суд при назначении наказания должен учитывать все обстоятельства, их-за которых виновному так и не удалось довести начатое до конца.
  2. Пожизненное лишение свободы и смертная казнь не назначаются (ни за покушение, ни за приготовление).
  3. Срок наказания за покушение не должен превышать ¾ максимального срока или размера самого строгого наказания за оконченное преступление.

Но здесь будет тонкая работа адвоката, который должен доказать отсутствие прямого умысла. Моральный ущерб за причинение вреда здоровью на производстве? Практика показывает, что сделать это достаточно сложно.

Покушением на преступление (ч. 3 ст. 30 УК) признаются умышленные действия (бездействие) лица, непосредственно направленные на совершение преступления, если при этом преступление не было доведено до конца по не зависящим от этого лица обстоятельствам.

Различение видов покушения имеет значение для индивидуализации наказания и для констатации добровольного отказа от преступления (который по общему правилу возможен лишь при неоконченном покушении).

Покушение на преступление с формальным составом отличается от оконченного деяния недоведением до конца преступных действий, образующих объективную сторону оконченного преступления. При неоконченном покушении виновный не сделал всего того, что субъективно считал необходимым для доведения преступления до конца. Например, лицо задерживается в момент проникновения в квартиру; у лица, нападающего на потерпевшего, выбивают из рук оружие; лицо прицеливается в потерпевшего с целью лишения его жизни, но оружие дает осечку и т. п. Субъективная сторона покушения характеризуется только прямым умыслом.

Переквалификация преступления с покушения на убийство на причинение тяжкого вреда здоровью

В конце декабря 2013 года к моему коллеге, замечательному адвокату Моисеенко А. А . обратились за юридической помощью родственники молодого человека, осужденного Нефтеюганским районным судом ХМАО-Югры по ч.3 ст. 30 УК РФ, ч.1 ст.105 УК РФ. Общий срок наказания составил 8 лет лишения свободы.

Результаты нашего общения были оформлены отзывом потерпевшего на жалобу адвоката, в котором он поддерживал доводы жалобы и просил переквалифицировать действия с покушения на убийство на ч.1 ст.111 УК РФ.

Исходя из данных обстоятельств и приговора, который был нам представлен, в кратчайшие сроки была подготовлена апелляционная жалоба. При этом, в жалобе нами было указано, что действия осужденного следовало квалифицировать по ч.1 ст.111 УК РФ в связи с отсутствием у него умысла на совершение убийства, обязательно для данного вида преступления. Справка специалиста, вместе с подготовленной дополнительно апелляционной жалобой, была направлена нами в суд.

Также была проведена беседа с потерпевшим, который рассказав нам об обстоятельствах произошедшего пояснил, что никаких претензий к осужденному не имеет и более того, лично считает, что убивать тот его не хотел. Одно из ранений оказалось проникающим и повлекло причинение тяжкого вреда здоровью. Сразу после конфликта, парень уехал с места происшествия и тут же попал в ДТП. Едва он вылез из машины и тут же стал возвращаться на место трагедии.

По дороге, встретив сотрудников полиции, он расплакался и рассказал, что порезал своего знакомого. Помимо этого, приговор подлежит приведению в соответствие с Федеральным законом от 7 марта 2011 года N 26-ФЗ, исключившим в ч. 1 ст. 111 УК РФ нижнюю границу наказания, поскольку это улучшает положение осужденного. На основании ст. 10 УК РФ действия С. А. необходимо переквалифицировать с ч. 1 ст.

111 УК РФ (в редакции Федерального закона от 13 июня 1996 года N 64-ФЗ) на ч. 1 ст. 111 УК РФ (в редакции Федерального закона от 7 марта 2011 года N 26-ФЗ), по которой назначить наказание соразмерное всем установленным по делу обстоятельствам.— к 7 годам лишения свободы. Постановлением Тоншаевского районного суда Нижегородской области от 31 июля 2007 года наказание снижено до 6 лет лишения свободы, освободившийся 14 августа 2007 года условно-досрочно на 1 год 7 месяцев 15 дней, Соответственно, при применении ст.

119 УК РФ существуют ошибки, когда данное деяние вменяется всем присутствующим лицам, независимо от того, что непосредственную угрозу убийством или причинением тяжкого вреда здоровью осуществляет только одно лицо. Так, приговор в части осуждения по ч. 1 ст. 119 УК РФ отменен, дело в этой части прекращено за отсутствием в деянии состава данного преступления, так как действия осужденного, выразившиеся в причинении потерпевшему из хулиганских побуждений огнестрельного ранения, расценивающегося как вред здоровью средней тяжести, и высказанная при этом угроза убийством образуют состав преступления, предусмотренный ч. 2 ст. 213, п. п. «а», «г», «д» ч. 2 ст.

112 УК РФ, и дополнительной квалификации не требуют .

Покушение на причинение вреда здоровью

Объективная сторона преступления состоит из деяния (в форме только действия), направленного на причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью, последствий в виде тяжкого или средней тяжести вреда здоровью и причинной связи.

К категории тяжкого вреда, который может быть нанесен гражданину, относят потерю какого-либо органа или же его функционального назначения — зрения, слуха, обоняния, осязания или обезображивание лица.

Рассматриваемое деяние относится к преступлениям против здоровья, совершенным при смягчающих обстоятельствах. Это обусловлено особым психическим состоянием виновного, которое снижает возможность руководить своими действиями и вызвано поведением самого потерпевшего.
В конце декабря 2013 года к моему коллеге, замечательному адвокату Моисеенко А. А. обратились за юридической помощью родственники молодого человека, осужденного Нефтеюганским районным судом ХМАО-Югры по ч.3 ст. 30 УК РФ, ч.1 ст.105 УК РФ. Общий срок наказания составил 8 лет лишения свободы. рассмотрел в судебном заседании уголовное дело по надзорной жалобе осужденного У. на приговор Кунцевского районного суда г. Москвы от 4 апреля 2006 года, которым

Это обусловлено особым психическим состоянием виновного, которое снижает возможность руководить своими действиями и вызвано поведением самого потерпевшего.

Гиноян признан виновным в совершении преступления, предусмотренного ч.

В каждом случае необходимо устанавливать, что аффект (сильное душевное волнение) был внезапным и наступил в результате насилия, издевательства или тяжкого оскорбления со стороны потерпевшего либо иных аморальных или противоправных действий (бездействия), а равно длительной психотравмирующей ситуации, возникшей в связи с систематическим противоправным или аморальным поведением потерпевшего. Здоровье человека является личным неимущественным благом, принадлежащим ему от рождения. Причинение вреда жизни и здоровью может вызвать негативные имущественные последствия для потерпевшего. В связи с этим любое покушение на причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшее за собой тяжкие последствия для потерпевшего, наказывается по ст.

Кассационное определение Ярославского областного суда от по делу N 22-301

Заслушав доклад судьи областного суда Афанасьева О. Н., пояснения осужденного П. Д. В., адвоката Борисова В. В. в поддержание кассационной жалобы, мнение прокурора Воробьевой О. Н., поддержавшей требования кассационного представления, судебная коллегия

Проверив доводы кассационного представления прокурора, кассационной жалобы адвоката по материалам уголовного дела, судебная коллегия находит приговор суда в отношении П. подлежащим изменению в связи с нарушением уголовного закона и необходимостью переквалификации действий осужденного на ч. 1 ст. 111 УК РФ, с назначением по указанному закону соответствующего наказания и определения вида ИК. В остальной части приговор в отношении П. является законным, обоснованным, справедливым.

П. Д. В. признан виновным в покушении на умышленное причинение смерти другому человеку — Ф. И. О.1. В соответствии с требованиями п. «б» ч. 1 ст.

58 УК РФ местом отбывания наказания П. должна быть определена исправительная колония общего режима. Назначить П. Д. В. наказание по ч. 1 ст. 111 УК РФ в виде 4 лет лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

Приговор по делу о покушении на убийство изменен: действия переквалифицированы с ч

15 августа 2003 года тем же судом по ст. 105 ч. 1 УК РФ к 6 годам 6 месяцам лишения свободы, с применением ст. 70 УК РФ

Поскольку по делу не установлено наличие у осужденного умысла на умышленное убийство, он должен нести ответственность не за те последствия, которые могли наступить, а только за те последствия, которые реально наступили, то есть по ст. 111 ч. 1 УК РФ за умышленное причинение тяжкого вреда здоровью потерпевшего К. Д.

При таких обстоятельствах, довод осужденного об отсутствии у него умысла на убийство К. Д. является обоснованным. Покушение на совершение преступления представляет собой целенаправленную деятельность лица и может совершаться лишь с прямым умыслом, так как, не желая достигнуть определенного результата, лицо не может и покушаться не его достижение. Уголовная ответственность за причинение вреда здоровью на производстве? Как установлено судом, причинению ножевого ранения потерпевшему предшествовала ссора между С. А. и К. Д., однако присутствовавшие при этом С. Б. и Е. ее прекратили. После того, как в продолжение ссоры К. Д. ударил осужденного рукой по лицу, последний схватил нож и нанес последнему удар в область шеи.


Спасший женщину петербургский студент может оказаться на скамье подсудимых

Читайте другие статьи на сайте:

Уважаемые коллеги, желаю каждому из нас высоко нести звание юриста, неуклонно придерживаясь принципов непредвзятости и объективности!

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.