Соотношение диспозитивности и публичности в уголовном преследовании коротко

Соотношение публичности и диспозитивности в уголовном судопроизводстве

Заключение под стражу как мера пресечения — в российском уголовно-процессуальном законодательстве — мера процессуального пресечения по уголовному делу в отношении подозреваемого или обвиняемого, заключающаяся в его временной изоляции до рассмотрения материалов уголовного дела в суде и вынесения приговора.

— лицо может препятствовать производству по уголовному делу в виде давления на свидетелей и потерпевших, уничтожения или фальсификации доказательств, иных действий;
— лицо может скрыться от органов предварительного расследования и/или суда;3. Отсутствие в материалах уголовного дела расписки в том, что копия обвинительного заключения обвиняемому вручена (см. часть вторую статьи 222 УПК), не может служить основанием основания уголовного дела прокурору, если по утверждению обвиняемого она фактически ему вручена (пункт 15 названного Постановления ) Заключение под стражу как мера пресечения избирается судом по ходатайству следователя, дознавателя (с согласия прокурора).

Принципы уголовного процесса действуют на всех его стадиях, или на некоторых из них, в зависимости от задач, решаемых на данной стадии. Принципы судебного разбирательства одновременно являются принципами правосудия. Диспозитивность в уголовном процессе проявляется и в том, что при рассмотрении судом гражданского иска должны применяться некоторые правила гражданского процесса, если иное не предусмотрено УПК РФ. В рамках уголовно-процессуальной процедуры возможны: отказ от иска и признание иска, которые должны влечь прекращение производства по иску при рассмотрении судом уголовного дела; перенос рассмотрения иска в суд, действующий в порядке гражданского судопроизводства; мировое соглашение сторон. 8) возможность прекращения производства за примирением сторон до удаления суда в совещательную комнату для вынесения приговора;Уголовное судопроизводство как особый вид социально-правовой деятельности призвано обеспечивать в первую очередь решение двух основных задач: В одних отраслях права ведущим принципом является публичность, в других — диспозитивность.

Все уголовное право пронизано принципом публичности (государство в интересах общества определяет, какое поведение преступно и уголовно наказуемо). Преобладание публичности характерно и для уголовного процесса (деятельности государства по раскрытию преступлений, установлению виновных или реабилитации невиновных). То же относится к материальному и процессуальному административному праву. Помимо общих оснований, для избрания такой меры пресечения, как заключение под стражу, необходимы специальные основания: Диспозитивность в уголовном процессе проявляется и в том, что при рассмотрении судом гражданского иска должны применяться некоторые правила гражданского процесса, если иное не предусмотрено УПК РСФСР.

В рамках уголовно — процессуальной процедуры возможны: отказ от иска и признание иска, которые должны влечь прекращение производства по иску при рассмотрении судом уголовного дела; перенос рассмотрения иска в суд, действующий в порядке гражданского судопроизводства; мировое соглашение сторон. Идея диспозитивности лежит в основе и таких процессуальных гарантий обвиняемого, как выбор между рассмотрением дела судом, которому оно подсудно, и вышестоящим судом; выбор между рассмотрением уголовного дела судом присяжных и коллегий из трех профессиональных судей; выбор между полным и сокращенным проведением судебного следствия в суде присяжных в зависимости от признания или отрицания вины подсудимым (ст. ст. 40, 422, 446 УПК РСФСР).

Соотношение диспозитивности и публичности всегда являлось дискуссионным вопросом отечественной науки уголовно-процессуального права. Касаткина С. А., подробно исследовавшая соотношение публичного и диспозитивного начала в уголовном судопроизводстве, а также установившая в качестве одной из задач своей работы раскрытие конкретных форм их проявления, классифицирует отдельные субъективные права, составляющие содержание указанных начал, исходя из осуществления различных уголовно-процессуальных функций, среди которых выделяются: обвинение, защита и суд Касаткина С. О соотношении публичных и личных интересов в российском уголовном процессе // Уголовное право. — 2011. — № 3. — С. 65-67.. Для этих участников уголовного процесса характерны их участие практически во всех стадиях уголовного процесса и особых его про­изводствах и широкие возможности этих лиц по защите своих прав, свобод и законных интересов в уголовном судопроизводстве.

    • подозреваемый (обвиняемый, подсудимый, осужденный или оправданный);
    • потерпевший по делам о преступлениях частно-публичного и публичного обвинения;
    • частный обвинитель (пострадавший, потерпевший, жертва) по делам о преступлениях частного обвинения;
    • гражданский истец;
    • гражданский ответчик.

3) вступающие в правоотношения с гос. органами и должностными лицами, осуществляющими уголовное судопроизводство.Участники уголовного судопроизводства – лица, принимающие участие в уголовном процессе (ст. 5). Указанную категорию лиц составляют гос. органы, должностные, ЮЛ и ФЛ:

Сочетание публичности и диспозитивности в уголовном процессе

Слово «принцип произошло от латинского principium – основа, начало.

Сахаров А. Б. Соотношение необходимой обороны и крайней необходимости в уголовном праве? Планирование уголовной политики и перспективы уголовного законодательства //Планирование мер борьбы с преступностью. — М., 1982. С.9-10. 8.

Наиболее распространенной в уголовно-процессуальной теории является классификация, в основе которой лежат роль, назначение и специфика законных интересов участников в уголовном судопроизводстве и тут выделяют следующие группы участников уголовного процесса: Следует отметить, что научный интерес к системе принципов уголовного судопроизводства не угасает.

Отсутствует единство мнений, разные авторы по-разному понимают систему принципов уголовного судопроизводства. В частности, это наиболее ярко заметно в отношении таких принципов как публичность и диспозитивность.1. См., например: Головко Л. В.

Альтернативы уголовному преследованию в современном праве. — СПб, 2002. 2.

Соотношение диспозитивности и публичности в уголовном преследовании коротко

Все уголовное право пронизано принципом публичности (государство в интересах общества определяет, какое поведение преступно и уголовно наказуемо). Преобладание публичности характерно и для уголовного процесса (деятельности государства по раскрытию преступлений, установлению виновных или реабилитации невиновных).

В тексте УПК этот принцип не закреплен. Суть принципа, обусловлена тем, чьи интересы и ценности преимущественно защищает уголовное судопроизводство: частные интересы отдельной личности или публичные интересы государства и общества.

Сущность уголовно- процессуальной. [читать подробнее].

Идея диспозитивности лежит в базе и таких процессуальных гарантий обвиняемого, как выбор между рассмотрением дела судом, которому оно подсудно, и вышестоящим судом; выбор между рассмотрением уголовного дела судом присяжных и коллегий из трех профессиональных судей; выбор между полным и сокращенным проведением судебного следствия в суде присяжных исходя из признания или отрицания вины подсудимым. Понятие участников уголовного судопроизводства, основания их классификации . В любых общественных отношениях присутствуют субъекты (участники).

Термины ʼʼучастникиʼʼ и ʼʼсубъектыʼʼ уголовного процесса используются в качестве тождественных, равнозначных.

Если говорить о проблеме в целом, то сдвиг в пользу ограничения прав и расширения обязанностей влечет усиление репрессивности в государственной политике и расширяет сферу государственного принуждения. Это не приближает нас к гражданскому обществу и правовому государству, для которых характерны господство пра­ва, минимум обязанностей и, как правило, добровольное их испол­нение.

На мой взгляд, автор неправ. Соблюдение прав человека не мо­жет быть средством, повышающим эффективность борьбы с пре­ступностью. Наоборот, оно затрудняет эту борьбу.

Поэтому прихо­дится искать баланс между двумя ценностями — правами человека и степенью контроля над преступностью, т. е. находить оптималь­ное соотношение между публичностью и диспозитивностью. Нару­шение этого баланса в ущерб правам человека порождает полицей­ские тенденции в деятельности соответствующих государственных органов.

исход. Элементом публичности является право суда оказывать со­действие сторонам, если они не в состоянии истребовать необходи­мые доказательства (см.: § 1-3 гл. VI настоящей книги). Своеобразное переплетение публичности и диспозитивности видится во взаимоотношениях «обвиняемый — защитник — государ­ство». ния гражданского иска, обвиняемый вправе определить, какое именно имущество подлежит аресту в пределах суммы заявленного иска. В этом также находит воплощение принцип диспозитивности.

«Принцип официальности (публичности), — писал М. А. Чель- цов, — выражается в том, что возбуждение уголовного преследования, расследование и рассмотрение уголовного дела производится государственными органами на основе их должностных полномочий (ex officio) в публичных интересах и независимо от воли и желания отдельных граждан и организаций, имеющих то или иное отношение к преступлению (обвиняемых и потерпевших).

Как правило, диспозитивность противопоставляется принципу публичности. Соотношение понятий преступление и состав преступления в уголовном праве? Н. Е. Петрова связывает это с традиционным отождествлением принципа публичности и начала официальности. Диспозитивность, по ее мнению, действительно противоречит официальности, так как деятельность государственных органов и должностных лиц регулируется в большинстве случаев при помощи императивного метода, эти субъекты не обладают свободой в распоряжении своими полномочиями.

Что касается соотношения диспозитивности с публичностью, то они вовсе не являются взаимоисключающими понятиями.

Поэтому следует поддержать позицию С. Д. Шестаковой, полагающей, что с точки зрения конструкции уголовно-процессуальной деятельности публичные начала не исключают состязательности, равно как диспозитивные не противоречат розыску. А. П.

Чебышев-Дмитриев также полагал, что в процессе, основанном на состязательном (обвинительном, исковом) начале, возможно достижение лишь формальной истины, поскольку «суд не принимает никакого участия во внесудебном подготовлении (инструкции) дела и безучастно относится к прениямПо мнению Ф. Н. Багаутдинова, в течение хода расследования принцип публичности и принцип диспозитивности находятся в динамике и взаимодействии.

Диспозитивность в уголовном процессе: понятие, формы проявления и направления развития

М. С. Сторогович впервые выделил материальную и процессуальную диспозитивность: соответственно как свободу распоряжения предметом уголовного преследования (обвинением) и свободу распоряжаться процессуальными средствами защиты.

Участники уголовного процесса действуют на основе уголовно-процессуального законодательства. Под формами проявления диспозитивности следует понимать отдельные диспозитивные права, предоставленные участникам уголовного процесса.

Можно выделить 2 группы таких прав: связанные с реализацией личного интереса и связанные с реализацией процессуальных прав. То есть, диспозитивность представляется нам как свобода выбора участников уголовного процесса в реализации прав, предоставленных уголовно-процессуальным законом.

Термин «диспозитивность (от лат. «dispositivus — распоряжающийся) означает юридическое право участников судебного процесса действовать по своему усмотрению. В советский период в уголовном судопроизводстве господствовал принцип публичности.

Но в то же время среди ученых велась дискуссия о роли диспозитивности в уголовном судопроизводстве. На современном этапе уголовный процесс базируется на принципе публичности, однако, реформирование всех сторон общественной жизни на демократических началах определило тенденцию на расширение сферы диспозитивности в уголовном процессе.

Соотношение публичности и диспозитивности в Уголовно-процессуальном кодексе РФ

Такой подход представляется довольно узким. Хотя, он имеет сторонников в науке (Ю. К. Якимович, Т. Д. Пан[4], Е. А. Артамонова[5]).

Подводя итог по теме соотношения публичности и диспозитивности в Уголовно-процессуальном кодексе РФ следует отметить, что как принцип он не сформулирован в Кодексе, однако наука настоятельно рекомендует включить его в систему принципов уголовного судопроизводства и выделяет этот принцип в доктринальной модели системы принципов, поскольку он отражает существенные особенности состязательного уголовного процесса, к построению которого стремилось и стремится российское уголовное судопроизводство.

Такой подход последовательно применялся в уголовно-процессуальном законе Китайской Народной Республики, применялся в УПК Чехословацкой Советсткой Социалистической Республики.

В отечественной законодательной практике он впервые появился в гл. 2 УПК РФ. В то же время в нем не раскрывается понятие принципа уголовного процесса, не определяются не только алгоритм, но и критерии, по которым отбирались те или иные положения, включенные затем в названную главу. В данной работе речь пойдет о системе принципов, которая претерпела существенные изменения с момента вступления УПК РФ[1] в действие.

С введением нового УПК РФ изменился подход к формированию системы принципов уголовного процесса. Соотношение уголовного преследования и обвинения в уголовном процессе? Так, сформулировались два принципиально различных способа конструирования системы принципов современного отечественного уголовного судопроизводства. Публичность в уголовном судопроизводстве тесно взаимосвязана с его диспозитивными началами. Сочетание основ публичности и диспозитивности в уголовном судопроизводстве позволяет потерпевшему и его представителям участвовать в уголовном преследовании по любым категориям дел, т. е. участвовать в процессуальной деятельности по установлению события преступления и изобличению лиц, виновных в совершении преступления, которым потерпевшему причинен ущерб.

Глава II

Трактовка принципа диспозитивности как «возможности участвующих в деле лиц и в первую очередь сторон распоряжаться своими материальными и процессуальными правами» позволяет сделать вывод о том.

Охранительная функция права проявляет себя в трех основных формах. Это меры защиты правопорядка, превентивные меры и юридическая ответст-венность.
Принуждение может осуществляться в каждой из этих форм.

Принцип законности. Он является общеправовым принципом, поскольку действует во всех отраслях права.

В Конституции 1977 г. (ст. 4) его содержание определялось как точное и неуклонное соблюдение. Важнейшим средством защиты прав и свобод человека и гражданина при производстве по уголовным делам является обжалование процессуальных действий и решений соответствующих органов и должностных лиц в порядке, установленном ст. Понятие потерпевшего впервые введено в Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР в 1983 г. и настоящее время дается в ст. 53 УПК. Потерпевшим, согласно ст. 53 УПК, как субъектом уголовного процесса является лицо.

Диспозитивность , в отличие от публичности, является положением, выражающим свободу личности от государства и закрепляющим ситуации, когда государственные органы не обладают полномочиями по осуществлению каких-либо официальных действий без учета волеизъявления личности. Уголовно-процессуальный закон называет три вида обвинения (уголовного преследования). Однако анализ норм действующего УПК позволяет выделить ситуации, не отнесенные законодателем ни к одному из видов уголовного преследования.


Читайте другие статьи на сайте:

Уважаемые коллеги, желаю каждому из нас высоко нести звание юриста, неуклонно придерживаясь принципов непредвзятости и объективности!

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.