Отказ прокурора от обвинения и демидов а тушев

Содержание

Отказ прокурора от обвинения (И

В отличие от прежнего УПК действующий допускает прекращение производства по уголовному делу или уголовного преследования ввиду отказа прокурора от обвинения безотносительно к тому, имеются возражения со стороны потерпевшего или их нет. Иными словами, несогласие потерпевшего с такой позицией прокурора более не имеет значения «veto», он не может блокировать прекращение дела судом и брать на себя бремя доказывания обвинения, от которого отказался прокурор, выступать в роли так называемого субсидиарного обвинителя.

Что касается признания подсудимым своей вины, то оно повисает в воздухе, так как не подтверждается совокупностью имеющихся по уголовному делу доказательств, как того требует закон (ч.2 ст.77 УПК), что и послужило основанием к отказу прокурора от обвинения.
Согласно ч.4 ст.37 и ч.4 ст.246 УПК прокурор поддерживает в суде государственное обвинение.

Это означает, что обвинение подсудимого исходит, по общему правилу, не от прокурора, он лишь «поддерживает» обвинение, идущее от органа предварительного следствия (как отмечалось, прокурор может поддерживать в суде от имени государства не только государственное, но также частное обвинение, идущее от потерпевшего, и, кроме того, предъявленный гражданским истцом по уголовному делу гражданский иск — ч.6 ст.246 УПК). Заметим также, что прекращение уголовного дела ввиду отказа прокурора от обвинения совсем не означает, что права и законные интересы потерпевшего остаются незащищенными. Для российского уголовно-процессуального права традиционной является норма о том, что прекращение дела как следствие отказа прокурора от обвинения не препятствует последующему предъявлению и рассмотрению гражданского иска в порядке гражданского судопроизводства (ч.5 ст.430 УПК РСФСР, ч.10 ст.246 УПК РФ). В России принят, наконец, новый Уголовно-процессуальный кодекс. Однако работа по его совершенствованию продолжается, о чем свидетельствует внесение в него изменений и дополнений накануне введения его в действие.

С этого момента предполагается также проведение широкого мониторинга практики применения процессуальных институтов, имеющих качественно новую природу, в том числе системы норм, определяющих назначение прокурора в судебных стадиях уголовного судопроизводства и его полномочия.

Отказ государственного обвинителя от обвинения

Во-первых, он вправе «представлять доказательства и участвовать в их исследовании, излагать суду свое мнение по существу обвинения, а также по другим вопросам, возникающим в ходе судебного разбирательства, высказывать суду предложения о применении уголовного закона и назначении подсудимому наказания (ч.5 ст. 246 УПК).

Отказ прокурора от обвинения обязателен для суда. Следовательно, если прокурор отказался от обвинения, суд в соответствии с требованиями Уголовно-процессуального кодекса выносит постановление о прекращении уголовного дела; оправдание обвиняемого(подсудимого) в этом случае не предусмотрено.

ненадлежащий прокурорский надзор за процессуальной деятельностью органов предварительного следствия и дознания;Обязанность прекращения уголовного дела (преследования) судом в связи с отказом государственного обвинителя от обвинения в российском процессуальном законодательстве была впервые установлена введенным в действие в 2002 г. УПК РФ. Анализ практики отказа государственного обвинителя от обвинения позволяет выявить ряд факторов, оказывающих влияние на принятие им такого решения.

К вопросу о некоторых проблемах изменения обвинения прокурором в судебном разбирательстве Текст научной статьи по специальности — Государство и право

старший преподаватель кафедры уголовного процесса и криминалистики, Самарский национальный исследовательский университет им. академика С. П. Королева kuzovenkova@hotmail. com

Ugolovnoe delo № 1-236/2015 [Criminal Case no. 1-236/2015]. Arkhiv Volzhskogo rayonnogo suda Samarskoy oblasti [Archive of the Volga District Court of Samara Region].

На практике возникает вопрос: как поступить суду, когда прокурор допускает ошибку в квалификации действий подсудимого и, используя полномочие, предоставленное ему п. 3 ч. 8 ст. 246 УПК РФ, изменяет объем обвинения?8. Уголовное дело № 1-313/13 // Архив Советского районного суда г. Самары. Суд, разрешая дело, должен требовать от государственного обвинителя ясности и четкости его позиции относительно объема обвинения.

Поэтому в литературе предлагается ввести требование письменной формы к порядку отказа или изменения обвинения.

Научные и практические доводы за право прокурора на отказ от обвинения

Новый УПК РФ скоро отметит пятилетний юбилей. Отказ прокурора от обвинения и его правовые последствия? Однако целый ряд его норм по-прежнему находится в центре научно-практической дискуссии. К их числу относится положение о праве государственного обвинителя, участвующего в конкретном деле, отказаться от обвинения в порядке, предусмотренном ч. 7 ст. 246 УПК РФ, в том случае, если он придет к убеждению, что представленные доказательства не подтверждают предъявленное подсудимому обвинение.

Вместе с тем государственный обвинитель не должен злоупотреблять предоставленным ему правом.

Естественно, что могут сложиться такие ситуации, когда обвинителю приходится отказываться от поддержания обвинения в связи с тем, что доказательства получены с нарушением процедуры, установленной законом, а имеющиеся в потенциале доказательства не образуют совокупность, достаточную для поддержания обвинения. Но это уже вопрос не к существующей норме права, а к квалификации практических работников и качеству их непосредственной деятельности по сбору доказательств. Кроме того, если следовать логике того, что потерпевший осуществляет преследование подсудимого, даже в случае отказа государственного обвинителя от обвинения, то можно сделать вывод и о том, что он вправе самостоятельно проводить преследование лица по уголовному делу, когда следователь принял решение о его прекращении за отсутствием события или состава преступления. Но это объективно невозможно, и это указанные авторы не предлагают, понимая абсурд такой ситуации. Прекращение уголовного дела в связи с отказом государственного обвинителя от поддержания обвинения не означает, что действия лица, причинившего вред, являются правомерными.

В них может содержаться состав гражданского деликта, административного правонарушения или дисциплинарного проступка, которые могут повлечь для нарушителя наступление гражданской ответственности за причиненный вред имущественным или личным неимущественным правам лица.

Изменение обвинения и отказ от обвинения прокурора в судебном разбирательстве

Это предложение не согласуется с положениями закона в соответствии с которыми прокурор, как и другие профессиональные участники процесса, оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном и объективном рассмотрении обстоятельств дела в их совокупности. Что касается государственного обвинителя, его выводы основываются на результатах судебного следствия, которых прокурор, утвердивший обвинительное заключение, не знал и предугадать не мог.

Обсуждая это положение, практики обычно ссылаются на норму, касающуюся производства с участием присяжных. Закон устанавливает, что отказ прокурора от обвинения в стадии судебного разбирательства при отсутствии возражений со стороны потерпевшего влечет прекращение дела в соответствующей части.

По смыслу уголовно-процессуального закона (ст. 248 УПК РСФСР) суд первой инстанции в случае отказа государственного обвинителя от обвинения должен руководствоваться принципом состязательности сторон, а также, соблюдая объективность и беспристрастность, обязан принять отказ прокурора от обвинения. Как считают И. Демидов и А. Тушев, такой порядок представляется вполне логичным, так как он исключает поспешные и произвольные шаги прокурора, участвующего в судебном рассмотрении дела. Дав подчиненному прокурору поручение о поддержании обвинения в суде, руководитель органа прокуратуры не утрачивает контроля за его процессуальной деятельностью по уголовному делу, исполнением им обязанности обеспечить законность и обоснованность государственного обвинения (ч. 4 ст. 37 УПК). Важнейшим представляется положение о том, что прокурор должен поддерживать обвинение лишь в меру его доказанности. В силу принципа процессуальной самостоятельности прокурора его позиция в суде не должна быть связана выводами обвинительного заключения и может основываться только на результатах исследования обстоятельств дела в судебном заседании.

В свете изложенного было бы некорректным направлять запрос судом руководителю органа прокуратуры, утвердившему обвинительное заключение, или вышестоящему прокурору о проверке обоснованности отказа прокурора от обвинения. В таком запросе четко проглядывает мнение суда о том, что прокурор, отказавшись от обвинения, не исчерпал всех возможностей для продолжения уголовного преследования подсудимого.

Фактически вновь встает проблема пределов активности суда в ходе судебного разбирательства.

Во-первых, необходимо исходить из того, что по характеру обвинения различают три категории уголовных дел: S дела частного обвинения; S дела публичного обвинения; дела частно-публичного обвинения. Критикуя концепцию потерпевшего-обвинителя, нельзя не учитывать публичного характера уголовного преследования по подавляющему большинству дел, что имеет в российском процессе давние традиции. Потерпевшая Радкевич, как это видно из материалов дела, с приговором суда, как в обвинительной, так и в оправдательной его части была согласна и просила судебную коллегию об отклонении протеста. Судебная коллегия по уголовным делам Магаданского областного суда приговор в отношении Секушина и Ковгана отменила, дело направила на новое судебное рассмотрение. В каждом случае обнаружения признаков преступления прокурор, следователь, орган дознания и дознаватель принимают предусмотренные УПК РФ меры по установлению события преступления, изобличению лица или лиц, виновных в совершении преступления. Руководитель следственного органа, следователь, а также с согласия прокурора дознаватель в случаях, предусмотренных ч. 4 ст. 20 УПК РФ, уполномочены осуществлять уголовное преследование по уголовным делам частного и частно-публичного обвинения независимо от волеизъявления потерпевшего. В. М.

Быков считает, что «следователь должен быть более самостоятельной и ответственной процессуальной фигурой, свободной от обвинительного уклона при проведении расследования». Быков В. М. Следователь как участник уголовного процесса со стороны обвинения / В. М. Отказ прокурора от обвинения в суде первой инстанции? Быков // Законность. — 2012. — № 7. — С. 18 Этого добиться можно путем расширения прав следователя на самостоятельное принятие наиболее важных процессуальных решений.

Сейчас же следователь находится под чрезмерной опекой, прежде всего, суда, прокурора и начальника следственного органа.

Ефимичев С

Другие нормы ст. 237 УПК РФ Конституционный Суд РФ считает соответствующими Конституции. Если согласиться с этим суждением, то возникает вопрос: как быть с требованиями ч. 2 ст. 237 УПК РФ, которая ограничивает (пятью сутками) деятельность прокурора и органов расследования, устраняющих препятствия для рассмотрения дела судом, и ч. 5 этой же статьи, определяющей, что доказательства, полученные по истечении этих пяти суток, признаются недопустимыми?

Неполнота расследования обеспечивает исключение постановления обвинительного приговора, что соответствует ч. 3 ст. 49 Конституции РФ, в соответствии с которой «неустранимые сомнения в виновности лица толкуются в пользу обвиняемого».

защиту личности от незаконного и необоснованного обвинения, осуждения, ограничения ее прав и свобод. Необходимость восстановления института возвращения уголовных дел к доследованию в настоящий период обусловлена не только тем, что следователи, как и все люди, могут ошибаться, но и тем, что в расследовании уголовных дел принимают участие больше половины работников, не имеющих необходимого образования и достаточного опыта практической работы по расследованию преступлений.

Эти обстоятельства не должны служить основанием к освобождению от наказания лиц, совершивших не только тяжкие, но и преступления небольшой тяжести. Вместе с тем прекращение судами 123363 уголовных дел (23,4 процента) за первое полугодие 2003 г. свидетельствует о том, что почти каждое четвертое дело направлено в суд при отсутствии к тому достаточных оснований.

Процессуальная фигура государственного обвинителя

Иными словами, современный государственный обвинитель — это, прежде всего, представитель государства, от имени которого он поддерживает в суде обвинение; должностное лицо, от деятельности и профессиональных качеств которого зависят как успех завершающего этапа изобличения виновного в совершенном преступлении, так и реализация результатов многомесячной и кропотливой работы органов дознания, предварительного следствия и прокуратуры.

Профессиональный государственный обвинитель, должен быть не только носителем высокой культуры и нравственности, но и всесторонне эрудированным юристом и публичным оратором, обладающим красноречием, аналитическим складом ума и гибкостью мышления; тонким психологом, улавливающим настроение аудитории и умеющим убеждать людей в правоте своей позиции.

С учетом изложенного возникает вопрос, а смогут ли следователи и дознаватели осуществлять государственное обвинение в уголовном судопроизводстве?Вместе с тем в этом приказе Генеральный прокурор РФ обошел вниманием вопрос относительно должностных лиц органов прокуратуры, которые правомочны поддерживать государственное обвинение в суде.

Вследствие этого функции государственного обвинителя в суде сегодня исполняют главным образом помощники прокурора, что, на мой взгляд, противоречит требованиям ч.6 ст.37 УПК РФ. Также, нельзя забывать, что наряду с непосредственным поддержанием в суде обвинения государственный обвинитель осуществляет в уголовном судопроизводстве и широкий перечень иных процессуальных функций (к примеру, участвует на предварительном слушании уголовного дела, приносит представление на судебное решение в апелляционном и кассационном порядке и т. д.). Однако, не взирая на эти предписания закона, они в рассматриваемом вопросе не могут служить основой для наделения помощника прокурора полномочиями государственного обвинителя. Иными словами, современный государственный обвинитель — это, прежде всего, представитель государства, от имени которого он поддерживает в суде обвинение; должностное лицо, от деятельности и профессиональных качеств которого зависят как успех завершающего этапа изобличения виновного в совершенном преступлении, так и реализация результатов многомесячной и кропотливой работы органов дознания, предварительного следствия и прокуратуры.

Отказ государственного обвинителя от — обвинения

Глава 1. Исторический аспект и сущность права государственного обвинителя на отказ от обвинения.

Белкин А. Р. Независимость суда и отказ прокурора от обвинения. Опубликовано. //Материалы МАСП.// www.iuaj.net/node/189 (последнее посещение 09.03.2012).

Ушаков Д. Н..

Большой толковый словарь современного русского языка (онлайн версия)// www.classes.ru/all-russian/russian-dictionary-Ushakov-term-41 300.htm (последнее посещение 08.03.2012).2. ноября 1917 г. // Собрание узаконений и распоряжений РКП РСФСР. 1917. — № 4. — Ст. 50.11. Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР: утв.

Верховным Советом РСФСР от Иными словами, современный государственный обвинитель — это, прежде всего, представитель государства, от имени которого он поддерживает в суде обвинение; должностное лицо, от деятельности и профессиональных качеств которого зависят как успех завершающего этапа изобличения виновного в совершенном преступлении, так и реализация результатов многомесячной и кропотливой работы органов дознания, предварительного следствия и прокуратуры.�ько в области юриспруденции, но и ораторского искусства, психологии публичного выступления и т. д.? Ведь не секрет, что вследствие ряда объективных причин (низкая заработная плата, высокая текучесть кадров и т. д.) во многих регионах страны по сей день на должности следователя и в особенности дознавателя в органах внутренних дел, налоговой полиции и т. д. работают сотрудники, не имеющие юридического образования. Полномочия прокуратуры во взаимоотношениях с судебной системой 9

Поддержание прокурором государственного обвинения в суде по уголовным делам (стр

Так, в соответствии с п.6 ст.5 и ч.4 ст.37 УПК РФ обвинение в суде от имени государства могут поддерживать не только должностные лица органов прокуратуры, как было предусмотрено УПК РСФСР, но также дознаватель и следователь. В виду этого законодатель наделил прокурора правом поручить поддержание обвинения в суде дознавателю либо следователю, производившему дознание по данному уголовному делу.

В-третьих, смогут ли дознаватели и следователи без специальной подготовки на должном профессиональном уровне поддерживать государственное обвинение в суде, противостоять опытным адвокатам, хорошо владеющим знаниями не только в области юриспруденции, но и ораторского искусства, психологии публичного выступления и т. д.?

Ведь не секрет, что вследствие ряда объективных причин (низкая заработная плата, высокая текучесть кадров и т. д.) во многих регионах страны по сей день на должности следователя и в особенности дознавателя в органах внутренних дел, налоговой полиции и т. д. работают сотрудники, не имеющие юридического образования. Приведенный далеко не полный перечень минимальных профессиональных и личностных качеств, которыми должен сегодня обладать каждый государственный обвинитель, дает основания для вывода о том, что положения УПК о поддержании обвинения в суде следователями и дознавателями неизбежно ставит достаточно серьезные проблемы как организационного, так и процессуального характера. Другая новация заключается в том, что в новом УПК существенно расширена категория уголовных дел, которые должны рассматриваться судом с обязательным участием государственного обвинителя. Отказ гос обвинителя от обвинения и его последствия? Так, в соответствии со ст.246 УПК участие государственного обвинителя в судебном разбирательстве уголовных дел публичного и частно-публичного обвинения является обязательным.

Отказ прокурора от обвинения и демидов а тушев

Зеленин С. Потерпевший в состязательном процессе // Российская юстиция. — 2001. — №3. — С. 48-49.

См. также Кузнецова Н.

Эмоциональное выступление гособвинителя на прениях по делу банды Федоровича


В. Проблема защиты прав потерпевшего в новом УПК РФ // Материалы международной научно-практической конференции, посвященной принятию нового Уголовно процессуального кодекса Российской Федерации. — М., 2002. — С. 68. Воскресенский В. Участие прокурора в рассмотрении дел // Российская юстиция. — 1996. — №7. — С. 3.

Зеленин С. Р.

Потерпевший в состязательном процессе//Российская юстиция. — 2001. — №3. — с. 48-49. Шейфер С. А., Петрова Н. Е. Проблемы реформирования производства по делам частного обвинения в духе расширения частных начал в уголовном процессе РФ // Государство и право. — 1999. — №6. — С. 51. Макарова З. В. Защита потерпевшего в уголовном процессе — обязанность государства / http: //uvest.garant-ural.ru/Uuv3(6)99/03.htm

Отказ прокурора от обв 2

Суть этой проблемы сводится к тому, что отказ прокурора, полный или частичный, влечет прекращение уголовного преследования, либо уголовного дела, фактически предопределяя принятие судом решения, при этом реально не учитывается мнение потерпевшего, который, впрочем, вправе не согласившись с данным решением, обжаловать его в установленном законом порядке, а также возникает вопрос с какого момента судебного разбирательства прокурор может заявить отказ от обвинения.

Таким образом, полагаем, что отказ государственного обвинителя от обвинения может быть заявлен только в ходе судебных прений, после исследования всех обстоятельств дела. Отказ должен быть мотивирован.

Суд не может быть связан указанной позицией государственного обвинителя и если в ходе рассмотрения в совещательной комнате оснований отказа, признает их не состоятельными, он вправе вынести обвинительный приговор.

Это предложение не согласуется с положениями закона в соответствии с которыми прокурор, как и другие профессиональные участники процесса, оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном и объективном рассмотрении обстоятельств дела в их совокупности.

Прокуратура начала зачитывать обвинение ОПГ Бызова


Что касается государственного обвинителя, его выводы основываются на результатах судебного следствия, которых прокурор, утвердивший обвинительное заключение, не знал и предугадать не мог. Изменение обвинения и отказ от обвинения прокурора в судебном разбирательствеПри изучении нами уголовных дел, было установлено, что большая часть уголовных дел прекращались именно в суде, по основаниям отказа от обвинения либо в связи с примирением сторон.

На стадии предварительного расследования уголовные дела не прекращались.


Читайте другие статьи на сайте:

Уважаемые коллеги, желаю каждому из нас высоко нести звание юриста, неуклонно придерживаясь принципов непредвзятости и объективности!

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.